Пастор Российской церкви Христиан Веры Евангельской Михаил Бирюков 2 апреля рассказал "Новостям Брянска", как один из его прихожан заразился коронавирусом. 

Мы публикуем полный текст интервью:

- Человек, у которого диагностировали COVID-2019, посещал службу, где было более 100 прихожан, и ходил в баню вместе с пастором и друзьями. 

У меня подтвердился диагноз. И у многих моих детей подтвердился. В общем количество не могу сказать, не обладаю такой информацией.

13 числа, если не ошибаюсь это пятница была, один из наших прихожан, это я уже потом выяснил. Встречал маму. Маму встречал из Испании в Москве. Мама и брат прилетали из Испании. Он поехал на машине за ними.

Она никакого отношения к церкви не имеет. Даже наоборот. Она противится, что член церкви – это ее сын. Она очень этому не довольна и говорит – не ходи туда, а то заразу подхватишь.

Пройдя все таможенные дела, я просто беседовал с Евгением, ее спокойно отпускают: никакого ограничения, никакого предписания. Женя везет ее домой и два дня она спокойно общается с внуками, ну и со всеми, с кем общается. Естественно, и с Евгением. Я - через Евгения получается.

Потом Евгений идет спокойно на служение. У нас 15-го числа было. Он контактирует с тем, с кем успел. Никто ничего не подозревает. Никаких предупреждений, никаких ограничений.

Потом 16 числа, понедельник, Евгений идет в баню у меня дома. Мы с друзьями паримся. Соответственно, мы опять имеем контакт. Это мужчины – активные в общении, человек, может быть 15. По-моему, почти у всех подтверждено, за исключением некоторых. Все находятся сейчас в изоляции.

Потом приходит из Роспотребнадзора, я так понял, какая-то женщина. Дает предписание, что мама Жени находилась в изоляции домашней. Про Женю ничего. Естественно, я тоже ничего не знаю. Женя продолжает общаться. Проводит общение, домашняя группа. Небольшими группами собираются верующие.

Маме становится не совсем хорошо, ее забирает скорая и увозит в инфекционную больницу. Дальше подтверждается у нее коронавирус. Женя – на изоляции. Вот тут первый звоночек. Женя на изоляции находится дома. У меня подозрения. Мы перестраиваем церковь на служение онлайн, чтобы дистанцироваться. Я предупреждаю людей. Потом Женю забирают вместе с братом, потому что брат же еще был дома, который из Испании приехал.

Мама в инфекционной, его отвозят в четвертую. Там он находится, делают первый тест. Я ему звоню – какой результат? Он говорит – отрицательный. Я радуюсь. Потом второй тест делают – отрицательный. Мы тоже радуемся. Когда делают третий тест – подтверждается коронавирус. Понятно, радости никакой. Всех обзваниваю, кто был в контакте – быстро изолироваться, сидеть по домам, вызвать врача и проверяться.

26-го последнее наше служение мы уже проводили по домам все сидели – онлайн. Шла проповедь по записи.

Мне очень не нравится, что сегодня поворачивается это все по-другому и разжигается просто межконфессиональная вражда. Нас люди просто могут ненавидеть. Я так слышал НТВ, от друзей которые мне позвонили, прошел слух, что пастор пригласил проповедника из Испании. Проповедовали – заразили всех. «Заражают город!».

Власти отреагировали тоже быстро. Я так понял на меня уже уголовное дело завели. Опечатали церковь. Ну и как бы инкриминируют. Я с ним (ред. Делом) еще не знаком, но как бы вот такая тень.

На службе сотня была, это точно. Но это же не тесный контакт. Это большое помещение.

Я один сейчас в палате. Те, у которых проверяют, находятся по домам – пока нет подтверждения. Если есть подтверждение – их забирают в инфекционную или в четвертую больницу или в Сельцо. То есть у нас небольшая часть людей находится в Сельцо. Кто-то лежит в четвертой, уже может быть человек пять, может шесть. Это с подозрением плюс берут анализы. Потому что был контакт. Я же тоже получается теперь носитель, а со мной то многие люди контактировали. Я предупредил в Вайбере в группе, что всем тем, кто со мной контактировал, немедленно изолироваться, звонить в колл-центр и сдать анализы. Слава Богу, люди слушаются.

У меня приемная семья. 7 детей. Шесть, седьмая – взрослая девочка. На сегодняшний момент получается те дети, которые были со мной, шесть детей – находятся в изоляции в инфекционной больнице – в детской(?). Мы в роли пострадавших, а делают из нас, получается, козлов отпущения.

Я бы не хотел, чтобы возникла просто ненависть и разжигание злобы против христиан веры Евангельской. Постарайтесь исправить эту ситуацию.

Я вообще прекрасно и чувствовал себя и чувствую. У меня вообще не было симптомов. Температура 36,6. Нормальное дыхание. Состояние как вполне здорового человека – полностью. Но, поскольку тест показал положительный результат, я нахожусь здесь. В воскресенье меня забрали ночью, контактировал я 16-го. Взяли тест и мазок, буквально на следующий день подтвердилось, они быстро делают. Я получается просто носитель был все это время.